Как-то раз, во время очередного отпуска, поехал я на калым в таежный поселок. Дело  это среди нашего брата обычное: в отпуске едешь куда-нибудь, что бы поработать и заработать.Это в отчетах радетелей за счастье народное мы деньги гребем. Ну а на практике, отпуск не для того что бы отдыхать:)))Из жизни реанимации.ВызовСблатовал я еще и коллегу  Наталью, однокурсницу-хирурга. Добрались за 12 часов на таблетке: скрой помощи. Опытные товарищи «сухую» на ней не ездят. Применяют эдакую машину времени. Выпил грамм 300 беленькой, просыпаешься-приехали.Но мы не такие(ну, стараемся делать вид, что  не такие).Кое-как доехали.
Несколько дней в поселковой больнице маялись от безделья, наслаждались таежным чистейшим воздухом и пирожками больничного повара.

Но, как это часто бывает, затишье оказалось перед бурей. Ночью звонок фельшера из соседнего поселка -ножевое в сердце.
Грузимся в «таблетку», берем «причиндалы» и мчимся в  поселок через 4 перевала и 130 км. К утру допилили. Больной, человек трудной, но «интересной судьбы«.
Жив,  и  еще слегка пьян.В грудной клетке торчит нож: покачивается в такт сердцебиению.

Хорошо, что никто не догадался этот нож вытащить: иначе неменуемая смерть. Или от кровопотери или от тампонады сердца( наше сердце находится в оболочке- рубашке.Через ножевое отверстие сердце нагнетает кровь в эту оболочку,сдавливая себя же, лишая возможности гнать кровь  по телу эффективно)

Призадумались: оперировать в сельской амбулатории невозможно.Нет ни работоспособной наркозно-дыхательной аппаратуры, ни инструмента.  Везти по такой дороге — как бомбу в печке отогревать. Посовещались, перекрестились-повезли в  нашу ЦРБ. Вызывавший фельдшер с облегчением перекрестилась.Чуть ли не расцеловала, да в дорогу тормозок передала: литр спирта, да жаренной рыбы с грибами солеными.Северное гостеприимство.

Болезный наш- старатель. В конце сезона, получают золотари расчет и отрываются по полной. Кто поумней, зажмурив глаза, нигде не останавливаясь и не откровенничая- летят на всех парах домой. И если не пьют и не хвастаются в дороге, то довозят деньгу, получая в кругу семьи славу и почет. Ну а большинство, получив по здешним меркам большой куш, считают дурным тоном не отметить это событие.

Пьют все что горит, ну и естественно, жарко дискутируют, кто более для артели ценен и золота больше нарыл.

Вот и наш раненый, обсуждая влияние северного сияния на свою работоспособность после двухнедельного запоя, не сошелся во мнениях с коллегой. За что и получил удар ножом в грудь.

Благо что был жизнью уже тренирован и организм был закален. Недельные запои, ночевка на земле при минус 20, мордобой и поножовщина…за 12 лет жизни в старателях, обязательный жизне пасающий, кто с водкой дружен.

Довезли без приключений. Операция. Я на сердце еще не ходил ни разу. Поставил подключичный катетер, пододвинул дефибриллятор поближе и не подавая виду, что малость дрейфю, стал подбадривать однокурсницу. Ей тоже было волнительно: кроме ассистенции на аппендэктомии и удалении желчного пузыря, ничего больше не штопала.

Выручила пожилая и многоопытная операционная сестра, Серафима Валентиновна. Обладая феноменальной способностью кратко и доходчиво через .. твою  мать и какого х@я ты туда лезешь, она вполне информативно руководила ходом операции.С 1956 года- опыт колоссальный.

Наташке, наверное, даже думать не пришлось. Знай только, крепкое словцо, в действие трансформируй.

Торакотомия. Наталья пыжится. Валентиновна командует выключить левой легкое. Твою мать,это я себе уже говорю. Интубировал трахею я же однопросветной трубкой.Вот если бы трубка была двухпросветной, то одним пережатием левого порта, все бы и получилось.Тут долго думать не приходится.Делаю то,что считается в обычных условиях осложнением: однолегочная интубация.Трубку разовариваю изгибом в сторону сердца  специально продвигаю в правый главный  бронх. Слушаю фонендоскопом, вроде получилось. Визуально, левое легкое, не получая новые порции воздуха-коламбируется,сжимается. Наталье-оперативный простор.

К нашему счастью, нож проткнул оболочку(рубашку-перикард) сердца, чиркнув по касательной мышцы сердца(миокард). Перикард ушили, за дренировали, грудную клетку тоже.По силиконовым трубкам-дренажам крови и воздуха  немного. За каких-то 3,5 часа, все шито крыто. Отойдя от стресса, на радостях накрыли стол. Выпили, закусили. Разошлись. Я в больнице, мониторю нашего болезного.Контроль красной крови,анемия есть,но не критическая.С гемотрансфузией можно не спешить.По дренажам воздуха не много сбрасывается.Больной в медикаментозном сне, на продленной ИВЛ. Скозь ухание РО-6, слышу на этаже оживление.Это позвонил фельшер с амбулатории прийска. Вроде, кто-то там на трассе перевернулся.Наша скорая собралась, поехала.

Через 2 часа привозят нашего же рентгенолога: его душа безотлагательно  требовала продолжения нашего банкета. Дозаправившись где-то в поселке, и пользуясь негласной программой лояльности местного ГАИ, на уазике поехал в соседний поселок, перевернулся. Сломал руку в запястье и вывихнул голеностоп. В сознании, весел и совсем не опечаленный случившимся. Под его разудалые инструкции сделали ему же  рентген контроль. Через часа три прооперировали, загипсовали.

В общем, сутки пролетели быстро и  получились продуктивными.

Старатель наш выздоровел.Клялся, что если выкарабкается, то  это его последний сезон.
Клятву таки сдержал: уснув пьяным за рулем бензовоза, слетел с перевала в обрыв.Погиб на месте.
Будьте, здоровы.